Category: транспорт

(no subject)

Мне кажется, вокруг стала происходить какая-то херня, над которой я утратила контроль.
Как-будто я некстати отвлеклась, и сотня негодующих демонов вылетела из сундука.

Хочется вытошнить всё. Отключить телефон. Не слушать никого. Не принимать решения.
Не нести ответственность. Не быть взрослым и адекватным человеком...
Вот перестать быть адекватным человеком хочется больше всего.
Потому что, когда ты слишком адекватный, от тебя начинают многого ждать.
А мне 31 год (будет ещё целый месяц) и я исчерпала свой эмоциональный ресурс.
Это когда всё отдаёшь во вне, для каждого там найдётся хоть немного - а в твой сосуд из вне не возвращается.

И я очень хорошо вижу это вариант детской игры со стороны.
В комнате стоит девять стульев, а десять игроков бегают по кругу. По определенному сигналу все успевают занять комфортное место, а ты один остаёшься стоять посреди комнаты. Но при этом остальные игроки восхищаются, как тебе удобно и какая ты молодец.

И вроде ни х. не удобно, но у тебя столько работы, что ты просто продолжаешь её делать, не отвлекаясь на стулья.
Потому что... Я не хочу драться за стулья. Мне не то чтобы очень нужен стул.
Просто я вообще не собиралась быть в этой комнате и в этой игре.

У меня чудесный мир. Чудесная маленькая квартира со стенами цвета морской волны.
Я реализовала вообще много из того, что хотела.
Мне комфортно в материнстве, я не устаю от него, как многие пытаются мне навязать.
Я устаю быть в игре!
Я хочу как-то выйти из неё.

Потому что, если быть до конца уж откровенными, первое, что я хочу услышать, когда уйдёт моя бабушка летом, это не: "Почему ты переживаешь? Она же тяжело болела..."
И переживать у меня не будет времени. Потому что в среду утром я узнаю, что у меня вечером будут билеты на ночной поезд. И когда, собрав какие-то вещи в дорожную сумку, бежишь (я реально бежала вдоль всего перрона, у меня был ещё последний вагон, как на зло) к поезду, нет времени осознавать.
Осознание придёт позже.
Даже не придёт - им накроет.

Когда я только родила ребенка, все вокруг стали предлагать мне помощь. Моральную, эмоциональную, физическую. Только попроси! Мы все знаем, как с ребенком тяжело.

Но я справлялась.
Справлялась, видимо, так хорошо и не жалуясь... Что все привыкли, что я вообще самодостаточная, самостоятельная и не жалующаяся.
И теперь просьбы о помощи проходят мимо сидящих на стульях.
Вернее, это тоже смешно, на мои просьбы мне рассказывают, какая я молодец и всё смогу сама. Смайлик после точки.
Но, если вам нечего положить в мой сосуд, то не трогайте меня просто.

И у всех сидящих есть какое-то алиби.
Какое-то оправдание, быть таким.
Какие-то жизненные обстоятельства. Травма детства. Особенности характера.
У меня нет ничего. Я не успела придумать. Поэтому я стою.
Стою внутри круга. И такое ощущение, что остальные игроки ещё и контролируют, не выпускают меня из круга.

Сегодня я хочу, чтобы на меня перестали рассчитывать.
Вычеркнули из тех список, где я должна что-то оправдывать и чему-то соответствовать.
И включили в те списки, где кому-то нужна помощь. Где я хочу, чтобы меня услышали.
Потому что я уже сама перестала себя слышать.
Слишком шумно от остальных.

Я хочу вернуться к себе.

И закрыть сундук.

(no subject)

* * *
Какого жука я в лесу повстречал!
Он топал, как бык, и рогами качал,
И очень серьезным и грозным он был –
Я даже дорогу ему уступил.

Мне имя его неизвестно пока,
Но я не забуду лесного жука.

Я в городе в библиотеку пойду,
Жука моего по рисункам найду,
Узнаю, где водится, как он живет,
Зачем ему крылья и что он жует.

И будут страницы, как травы, шуметь,
И будут трамваи, как птицы, звенеть.
Я всем расскажу про жука моего.
Как славно, что я не обидел его.

Сергей Махотин

* * *

В кармане, на самой его глубине,
Среди желудей и монеток,
Попалась ракушка, знакомая мне,
Наверное, с прошлого лета.

В июне из моря ракушка взялась,
А осенью в теплый карман забралась.

Юлия Симбирская

* * *

Вот иду я в шубе,
А под шубой – кофта,
А под кофтой – майка,
А под майкой – сердце.
А у сердца слышно,
Как стучат колеса,
И оно, как поезд
Пассажирский мчится.
И в его вагонах
Нараспашку окна,
Нараспашку двери,
Нараспашку люди.
И у них, конечно,
В чемоданах море,
Корабли и чайки,
Облака и песни.
Потому что в сердце
Им тепло под майкой,
Им тепло под кофтой
Им тепло под шубой.

Галина Дядина

* * *

Целыми днями,
Целыми днями
Мы по квартире
Летаем орлами.

Целыми днями,
Целыми днями
Плаваем мы
По паркету китами.

Целыми днями,
Целыми днями
По коридору
Мы скачем конями.

Между столами,
Между шкафами
Весело скачем
И машем хвостами.

Воем волками,
Тяфкаем псами,
Львами рычим
И кричим петухами.

А вместе с нами,
А вместе с нами
Целыми днями
Весело маме!

Виктор Лунин

---
Не только Чуковским славится мир детской поэзии.
А вот знаете, я Чуковского не люблю. В его стихотворениях для меня что ли...нет света.

Сегодня Лидия достала из запертого шкафа книги. Среди них старенький путеводитель по Владивостоку, завернутый в пакет. Он рассыпается, покрыт пылью, и я его когда-то всё хотела отмыть, подклеить, отреставрировать.... А тут просто держала пакет в руках, прижимая книгу к лицу.
Она пахнет всем. Всем, что запомнила с восьмидесятых годов. Шкафом в доме, которого больше нет. Панно с куликовской битвой на выцветших обоях. Летом. Полднем. Пылью в луче солнца сквозь протертые занавески. Крапивой и полынью на пустыре за домом. Сыростью от бочек с ливневой водой.
Его не надо реставрировать. Клеить и мыть.
Просто время от времени доставать и держать в руках.
Как старые письма, которые тоже не обязательно перечитывать. И фотографии, которые не надо пересматривать каждый раз, чтобы помнить момент.
Всё хранится внутри нас. А это как "хэштег".
"Воспоминания, от которых тяжело дышать" - и вот тебе подборка по запросу. Подборка запахов, музыки, слов, событий.
Я сегодня думала, что вся взрослая жизнь сводится к попыткам вернуть себе хоть немного детства.